Главная   Об игре   Правила   Карты   Материалы   Скачать   Контакты

Глава II: Дорога к Храму

Сергей Токарев

Ночью шел дождь, опять начала ныть голова. Он вышел на балкон, вдохнул свежесть. Уже пересвистывались утренние птицы. Набухшие от дождя поручни были склизкими и холодными, но от прикосновения к ним стало немного легче. Ранний троллейбус чиркнул искрой по проводам. Внизу по улице прошел старик, стукая палкой по плиткам тротуара. Город потихоньку просыпался.

«Странно, что ни буря – то бессоница. К врачу, что ли, сходить?» – подумал он, массируя виски мокрыми пальцами. – «Дождик, кстати, знатный. Эта работа меня доконает.»

Впрочем, он не был уверен, что проблема была в работе. Да и что такого особенного было в его работе? Приходи вовремя, перекладывай бумажки, говори по телефону. Вечернее пиво по дороге домой как приятный бонус за еще один день в офисе. Миллионы людей в мире живут так. Правда, есть и минус – иногда кажется, что все это бессмысленно, что жизнь проходит мимо. Какая-то настоящая жизнь, которую он не мог представить или выразить, но которая, определенно, была куда более интересной.

Может, все дело даже не в самой жизни, а в отношении к ней? Когда-то он верил, что мир полон тайн и загадок, а на каждом углу ждут приключения. В детстве это знают все. Потом начинается взрослая жизнь. С какого-то момента в нем что-то изменилось. Как будто кто-то выключил свет. И даже сейчас, глядя на пробуждающийся мир, на утреннюю зарю, млеющую под облаками, на вспархивающих с мокрых веток птиц, он чувствовал, что все это как будто – лишь тень настоящего утра. Тень чего-то настоящего. Может быть, просто взять отпуск, поехать куда-нибудь, где ты еще не был?Может, ты просто устал?

Все, что было раньше, погрузилось в липкий туман. Воспоминания о детстве, школе, институте стали зыбкими, нереальными. Как будто кто-то отрезал жизни кусок. Четкие картинки в памяти остались только для последних лет. Но что в них было ценного? Самые яркие образы все равно приходили только из далекого прошлого, и с каждым днем их становилось все меньше. Но он еще помнил Сандро.

«Мне надо было его найти сразу. Друг детства, как-никак.» — подумал Дамис. – «Зачем он уехал? Надо было сразу найти его. А сейчас кто может сказать, где он? Люди расходятся как тропки. Городов много, и только небо – одно. Это была любимая поговорка Сандро. Нет, он говорил про людей, а не города.»

Дамис усмехнулся тому, что помнил такие детали: «Есть чему радоваться, есть что вспоминать. Значит, жизнь продолжается. Возьму отпуск, махну к черту на рога. Дикарем в Забайкалье или пеший маршрут на Хамар-Дабан. Если жизнь – это только то, что кажется, значит, нужно показать хорошую картинку. А теперь — на работу!»
К его выходу мокрый ломоть неба над городом уже высох. Облака разошлись и открыли безмятежную утреннюю синь. Только лужи осадили улицы и явно не собирались сдаваться без боя. Дамис, чертыхаясь, прыгал между ними, стараясь не промахнуться. Ночная буря натворила дел – тут и там на сыром асфальте лежали листья и сорванные плакаты, до которых еще не добрались шоркающие вдалеке дворники. Дамис наступил на мокрый лист бумаги и чуть не поскользнулся.

-Дьявол! – воскликнул он, замахав руками и чудом сохраняя равновесие. Его след впечатался в суровое лицо неизвестного бородача, взиравшего с раскисшего плаката. Надпись еще можно было разобрать: «А нашел ли ты дорогу к храму?».
— Извини, брат, ошибочка вышла. – пробормотал Дамис, прыгая дальше. Наступать на фотографии ему было неприятно. Особенно на лицо гуру с серьезным взглядом. Если и не проклянет, то еще приснится. И неизвестно, что хуже.
Стоявший у газетного киоска усатый мужик, похожий на капитана дальнего плавания, забавлялся тем, что пускал табачные кольца. Хотя у него было только одна сигарета, дыма было как от парохода. Кольца догоняли, проходили и ныряли друг сквозь друга. Время от времени усатый курильщик выпускал целое облако дыма, которое окутывало только что вылетевшие кольца и тут же рассеивалось, как облачный замок под ветром. Дамис не выдержал, остановился и зааплодировал.
— Браво! – крикнул он.
— Да что ты, это так – ерунда… — махнул морской волк. Но видно было, что он польщен, потому что он продолжил:
— Вот видел бы ты, что я еще могу делать с дымом…
— Так покажи.
— Не, не могу. Здесь воздух не тот. Не та влажность, да!
— Понимаю. – ответил Дамис и хотел было уже двинуться дальше, но курильщик окликнул его:
— Слушай, а ты не знаешь, как тут к церкви пройти? Может, проводишь?
— Не, извини, вообще не интересуюсь.
— Ну ладно, бывай. Может, еще встретимся.
— Покажешь фокусы с дымом?
— С дымом-то? Конечно! Обязательно покажу!!! – усмехнулся старый моряк. Хотя, быть может, он и не был моряком. Но как бы то ни было, Дамису стало веселее. Он оглянулся и увидел, что курильщик провожает его взглядом.

Солнце поднималось все выше и обещало устроить еще один душный день. Но еще пока было свежо. Улица высыхала, на глазах меняя цвет из темного в привычный серый. На площади у банка, расстелив газету прямо на асфальте, цыгане-скупщики резались в карты, азартно выкрикивая то ли слова одобрения, то ли ругательства. Их клиенты не спешили, да и сам банк еще не открылся. Дамис ускорил шаг, но его уже заприметили. Волоча платье, подошла пожилая цыганка:

— Все расскажу, угадаю, счастье будет. Большое счастье тебя ждет, большая дорога. Дай ручку, ай не жалей!
— Нет, спасибо, — Дамис выдернул руку из цепких лапок, унизанных браслетами и кольцами. – В следующий раз.
— Зачем бежишь, счастья тебе не будет! Да и так тебе счастья нет. Света не видишь, дорогу к храму забываешь.
— Да вы что, сговорились, что ли? – воскликнул Дамис. Его неприятно оцарапало упоминание храма. Может это и случайное совпадение, да только три раза – это уже система, говорил шеф при срыве сроков. Так что он снова выдернул руку и отскочил от цыганки. Та вздохнула и украшения на ее руках задвигались и засверкали, как чешуя:

— Что под носом видит – не замечает, а чего желает – не хочет. Ну и прощай.
Повернулась и, гордо подметая подолом улицу, вернулась к своим. Цыгане встретили ее насмешливыми криками, смысл которых хотя и не был понятен Дамису, но отчасти угадывался. К счастью, до конторы было уже рукой подать. И остаток пути его никто больше не беспокоил.

В офисе еще никого не было, и Дамису пришлось самому брать ключи и от своего кабинета, и от обеденной комнаты. На вахте зевал охранник в мятой камуфляжке. Пахло колбасой и чесноком.
— Вампиров боишься? – спросил его Дамис.
— В смысле?
— Говорят, чеснок не нравится вампирам.
— Просто колбаса такая. А что, есть проблемы с вампирами?
— Пока нет. – ответил Дамис и пошел по первому этажу к обеденной комнате. От запаха колбасы засосало где-то внутри, захотелось чего-нибудь перекусить. До начала рабочего дня было еще время, да и коллеги, судя по всему не торопились. Он оказался первым, так что мог спокойно попить чай в одиночестве.

Но ему не дали. Как только он налил чай и сел на диван, зазвонил телефон у секретарей, в комнате напротив. Дамис отхлебнул из кружки. Вообще-то, у него было правило – звонки на работе принимаются только от и до, в границах рабочего дня. А до рабочего дня оставалось еще минут десять. Так что пусть подождут. В конце концов, не в больнице работаем, десять минут ничего не решат, а довольный работник, напившийся чаю – это хороший работник!

Телефон зазвонил снова. Из коридора появился охранник с ключами:

— Звонят!
— Слышу, — вздохнул Дамис. Каким бы ты ни был хорошим, всегда найдется повод стать еще лучше. Особенно в конторе. Он отставил кружку и сказал: — Кидай ключи.
Телефон разрывался от собственного вопля. Дамис щелкнул ручкой, закрывая дверь за собой. Кому, интересно, так не спится?

В трубке неуверенно кашлянули. Затем мужской голос сказал:
— Пекло Хариб так горячо, что капли дождя испаряются, не долетев до земли.
— Алло, — сказал Дамис. – Кто это? Вы не ошиблись номером?
— Все, кто идут по Пеклу, мечтают о дожде. И умерев, попадают в серый мокрый мир.
— Кончай придуриваться, а! – воскликнул Дамис. – Сеня, это ты? У меня чай стынет, между прочим. Опять нажрался с утра, а дизайн кто делать будет? Начальник маркетинга, да?
— Но тебе нравится дождь, правда? – продолжил голос и Дамис понял, что его владелец ему совсем незнаком. – Поэтому ты и бежал сюда, где каждое утро начинается с мокрой прохлады.
— Ясно, спасибо за звонок. — Дамис бросил трубку. К черту такие разговоры! За окном, на той стороне улицы кто-то махал руками, как будто подавал знаки. Но из-за расстояния и проезжающих машин ничего нельзя было разобрать. Дамис обогнул стойку с телефоном и подошел к подоконнику.

На той стороне стоял тот самый курильщик. Только теперь он не был похож на капитана. Скорее, на боцмана, перебравший ямайского рома. Усы топорщились, как у кота, а рука с дымящей сигаретой двигалась так, будто рисовала мелом на невидимой доске. Белесые клубы оставляли в воздухе странные знаки. Дамис помахал курильщику, но подъехавший грузовик закрыл того. Водитель заглушил мотор и вылез из кабины, хлопнув дверью. Затем он посмотрел на Дамиса и пошел прочь.

Вернувшись на вахту, Дамис обнаружил, что охранник отсутствует, бросил ключи на вахту и пошел обратно к остывшему чаю. Свет в коридоре был выключен, только от дверей закрытых комнат на пол падали резкие пучки света — как от фонарей. У одной из них лучи света мерцали. Похоже, что там кто-то двигался.

— Интересно, — пробормотал Дамис и повернул ручку. Солнечный свет с улицы показался ослепительно ярким. Щурясь, Дамис поднял руку к глазам и различил охранника рядом со странной конструкцией.

Это был огромный карточный дом, стоявшей на столе в центре комнаты. Десятки, если не сотни кусков картона с пестрыми рисунками и узорами поднимались колоннами, расходились хрупкими перекрытиями, венчали всю конструкцию острыми крышами. В лучах утреннего солнца картинки выглядели неестественно резко и ярко, словно крылья тропических бабочек. Охранник, сопя, прилаживал карту на вершину пирамиды.

— Нравится? – спросил он, не оборачиваясь. – Это мы тут по ночам развлекаемся. Кто лучше построит. Сначала вообще ничего не получалось, все рассыпалось с первого этажа. А сейчас гляди, стоит как живой!
— И долго вы этим занимаетесь? – прикрывая ладонью глаза от яркого света, спросил Дамис. Здесь не было жалюзи, а окна выходили прямо на восход. Так что комната просто тонула в солнечном разливе, во всполохах и зайчиках, прыгавших от стеклянных граней оконного пакета.
— Да долго уже. Года два, пожалуй. Я же говорю, сначала мало у кого вообще получалось. Начохраны вообще лютовал. Это же его задумка. – ответил охранник. Он поставил наконец карту и, стараясь не дышать, осторожно отошел назад, подняв руку: — Тсссс! Последний кусочек на своем месте.
Дамис почувствовал, как начинают ныть виски. Неужели снова собирается буря? Рисунки на картах были не такие схематичные, как обычно. Они были похожи на маленькие картины, изображавшие предметы, людей, а иногда – целые сцены. — Странная колода. – сказал он. – А что, одинаковых карт тут нет? Я смотрю, они все разные.
— Тут нет, да! – кивнул охранник. – Нравится? Тут все сто девяносто девять, самое полное собрание. Обещали подкинуть еще, но это не скоро.
— Что-то я раньше таких карт не видел. Это как же вы в них играете?
— Нет, упаси бог! – воскликнул охранник, воздев руки к потолку. – Мы не играем, мы только выкладываем. Верное средство провести ночь и не заснуть. Это все начохраны придумал, демон. Сказал, чтобы не спали, а для гарантии собирали карточные домики. Он придет, посмотрит и рраз! Следующую ночь собирай все заново. Здорово придумано?
— Просто отлично. А какую-нибудь электронную систему у начальства выбить не пробовали?
— Нет. Да и зачем? Это куда как интереснее. Смотри, какие картинки… Но, но! – воскликнул охранник, когда Дамис потянулся к картам. – Осторожнее, начохраны еще не пришел! Развалишь пирамиду – беда будет.
В секретарской снова зазвонил телефон. Начав тихую трель, он постепенно развил до остервенелого звона.
— Снова звонят. – сказал охранник.
— Я слышу, – массируя виски, ответил Дамис. – Как не вовремя.
На этот раз телефонный собеседник не был столь нерешителен и сразу приступил к делу:
— Дамис, это ты?
— Угу, а с кем имею честь?
— Слушай внимательно. Тебе привет от Сандро.
— А вы кто? Где Сандро! Как он узнал, где я? – воскликнул Дамис и сжал трубку, так что та захрустела.
— Смешишь. Ты последние два года с места не сдвинулся, хотя разыскать – да, это было задачкой!
— Странно. Я же переезжал, менял работу. — сказал Дамис, но собеседник его не слушал:
— Кстати, сейчас не важно, кто я. Важно другое – кто ты? Ты помнишь себя, помнишь, кто ты и откуда пришел? Ты помнишь, что ты видел?
— Где? – тупо спросил Дамис.
— Вспомни песок. Вспомни жару. Красное небо, раскаленное солнце, ни капли воды – тебе ничто не приходит на ум?
— Нет. Довольно подшучивать. Если вы что-то знаете о Сандро, выкладывайте. И, кстати, представиться было бы неплохим поступком с вашей стороны.
— Ясно. Мое имя тебе ничего не скажет. Но слушай, ты помнишь еще своего друга Сандро? Ты хочешь его увидеть?
— Вы так говорите, будто с ним что-то случилось. Это так? Мы расстались несколько лет назад, он уехал в другой город.
Невидимый собеседник рассмеялся. Успокоившись, он сообщил:
— Это ты уехал, Дамис. Ты уехал, просто как-то забыл об этом. У тебя тут комфортно, приятно, каждый день идет дождь и совсем нет войн. Но, ради Сандро, попробуй проявить немного мужества!
— Я… — начал Дамис, но голос в трубке перебил его:
— Слушай внимательно. Где-то рядом есть какая-то хрупкая вещь. Она может быть похожа на клетку для птиц или рисунок на песке. Что-то в таком духе, ты должен догадаться. Это она держит тебя. Найди и разрушь ее. Она очень хрупкая, хватит и одной…

Внезапно голос прервался, а в в трубке раздались гудки. Дамис положил трубку на рычаг и пожал плечами. Обернувшись, он заметил голову в дверях.
— Что звонили? – спросил охранник.
— А почему тебя это интересует? – спросил Дамис.
— Думал, начохраны. – сказал охранник, отводя глаза и исчезая в коридоре
— Распоясались. – пробормотал Дамис. Вернувшись в обеденную, он неприятно удивился тому, что его кружка с чаем исчезла. Похоже, что он ее брал с собой и где-то оставил. рабочий день начинался не самым лучшим образом…

В секретарской кружки не было,зато там был жужжащий факс, выплевывающий длинный лист бумаги, который уже ложился на пол. Дамис автоматически подобрал его, поправил бумагу так, чтобы она падала в приемник, и пошел дальше. Показалось ему или нет, что на сообщении было знакомое лицо бородача? То, на которое он имел честь наступить утром? Неважно, сейчас ему нужна была кружка.

В комнате охраны кружки не было тоже. Там вообще ничего не было, кроме солнца, стульев, пыльного дивана и стола с пирамидой из карт. Дамис замер, любуясь. Его взгляд побежал по зыбкой конструкции и внезапно споткнулся на полпути. Не может быть!

На одной из стен картонной башни, обращенной к солнцу, сиял красками портрет Сандро! Это был он, точно он! Сандро в тяжелых доспехах стоял, опершись на меч, на фоне какого-то южного города, наподобие тех арабских кварталов, которые часто показывали в новостях. Небо отливало красным, и Сандро выглядел мрачным и уставшим.
Дамис наклонился слишком близко и лбом коснулся верхних этажей. Вся конструкция закачалась.

Врываясь в комнату, завизжал охранник. Но было уже поздно. Несколько мгновений пирамида колыхалась, словно раздумывая, и, наконец-то приняв единственно верное решение, начала рушиться. Так же грандиозно, наверно, падала только Вавилонская башня в тот день, когда Господь решил, что пора дать урок дерзким инженерам. Карты сыпались, складывались плоскими перекрытиями и планировали, как бумажные самолетики, падали быстро и медленно, кружились в бумажном вихре и сверкали солнечными бликами от красочных рисунков.

Неожиданно в комнате стало темно. Яркое солнце словно выключили, кусок яркого неба, видневшийся в окне, помутнел, ак глаз, подернувшийся бельмом. Где-то хлопнуло окно и тут же по стеклу ударили капли дождя.

— Что же ты делаешь, сволочь! Я строил его с такой любовью… – прошипел охранник и глаза сверкнули красным отблеском. Он выхватил нож и шагнул в обход стола, чтобы приблизиться к Дамису. – Идиот! У тебя было все. Теперь ты хочешь начать все сначала? Мы можем тебе это устроить…
— Эй, эй! – испуганно воскликнул Дамис. В этот же момент все здание сотряс сильный удар, от которого у Дамиса клацнули зубы. Он не устоял на ногах и упал, ударившись виском об стул. Острая боль пробила его голову и адским мячиком запрыгала по всему телу, отдаваясь во всех частях. Он почувствовал такую тяжесть, как будто кто-то вскрыл ножницами его череп, словно молочный пакет, и начал заливать туда жидкий холодный цемент. О, боже, боже! Как больно!

Комнату еще раз тряхнуло и свет окончательно померк. Вдоль стены, к лежащему Дамису приближался охранник. Щелкнув зубами, он присел, как перед прыжком, и взмахнул ножом. Но тут прямо в комнату ударила молния. Сиящий грохот затопил мир, захлестнул и растворил охранника, раздробил и перемолол остатки сознания, ослепив и оглушив Дамиса. Он скорчился на полу и желал только одного – умереть.

Через некоторое время кто-то дернул его за руку. Дамиса застонал, потом застонал еще громче, потому что руку дернули сильнее. Он попытался ударить другой рукой, но кулак ушел в пустоту и в следующее мгновение упал на пол, разбив кожу на костяшках. Как ни странно, но похоже, что боль в руке отвлекла на себя внимание — виски уже не сжимало так сильно.

— Отпусти! – Дамис разлепил губы.. Каждое его слово падало изо рта куском боли, и он боялся, что его вот-вот вырвет. Разрушенная комната плясала перед глазами, постепенно привыкающими к жизни после молнии.
Рядом с ним стоял старик в белом костюме. Правой рукой он поддерживал Дамиса, а в левой была сжата крепкая на вид деревянная палка с набалдашником.
— Молния, – пробормотал Дамис, почти повиснув на собеседнике. –Я чуть не умер.
— Это не молния, а святой огонь. — ответил старик. – Умереть ты никак не мог. Но давай обсудим этот вопрос попозже. Сейчас нам надо убираться отсюда.
— Охранник… — вспомнил Дамис. Где-то тут, под слоем пыли и копоти, перевернутыми стульями и рассыпавшимися картами лежит охранник.
— Он нам пока не опасен, мы на нем сейчас стоим. – ответил старик.
Он дернул Дамиса и тот, охнув, последовал за ним, запинаясь и падая на каждом шагу. После короткой передышки боль возвращалась с подкреплением и он почувствовал, как начинают отниматься ноги. Они выбрались в коридор, и Дамис привалился к стене:
— Минутку! – взмолился он.
— Не время! – крикнул старик. – Они уже рядом! Я их слышу…
Все здание слегка тряхануло, но это уже был не тот сильный удар, что раньше. Раздался звонок телефона. Сначала один, потом другой, и, наконец, как будто все телефоны офиса слились в одном требовательном вопле – подойди! Подойди!
— Я должен подойти. – шевельнулся Дамис.
— Ага, подойди! – хмыкнул старик. – Они того и ждут. Ну-ка, пошли.
Вопреки ожиданиям, они пошли не к вахте, а вглубь коридора. Дамис дернулся:
— Там тупик!
— Просто молчи сейчас, умоляю. Береги силы, у тебя их не так много. Да и я не железный. – ответил старик, шагая почти в кромешной тьме и волоча за собой Дамиса. Телефоны по-прежнему надрывались, но их воплей было недостаточно, чтобы заглушить звон стекла где-то рядом.
— Ты слышал, да? – пробормотал старик и остановился. – Осталось решить одну задачку, только одну. Куда именно? Чертова геометрия…

В коридоре было темно, как в колодце. Но даже слабый свет, пробивавшийся из дальнего конца, резал Дамису глаза. Он никогда не думал, что коридор на первом этаже может быть таким длинным, таким глубоким. Что же происходит, что тут, черт побери, происходит?

Раздался глухой удар и одна из дверей, шагах в десяти от них, отворилась. В коридор вышел человек. Дамис захрипел, пытаясь что-то сказать, но язык и губы не двигались. Это был тот самый курильщик, показывавший фокусы. Он сделал пару шагов к ним и остановился.

— Значит, вот как. – сказал он. Поднес руку с сигаретой ко рту и затянулся. Красный уголек полыхал, как глаз зверя. Курильщик начал втягивать в себя дым, втягивать так жадно и мощно, что его грудная клетка раздалась в стороны, как бочка. Она расширялась прямо на глазах!
— Нашел! – крикнул старик в белом. – Кажется, эта!

Он пинком ударил в какую-то дверь, дернул Дамиса, и тот закричал. Резкая холодная боль вливалась в его голову, заполняя собой все, закрывая свет и тьму, стирая воспоминания, коридоры и телефоны, город и дома, и ревущего курильщика, извергающего из себя столб дыма, словно вулкан, и сами мысли о вулканах, и все остальное… Пока не осталось ничего, кроме несравнимого ледяного холода, в котором утонули все остальные чувства и мысли. Кроме одной. "Я падаю. " – подумал Дамис. И упал.

Было очень холодно, когда он открыл глаза. Море, песок. Старик в белых пушистых одеждах. Человек с мечом, военный. Они спорят. Или ссорятся?

— Слушай, во что ты меня впутал? Ты бы видел, как он далеко уже успел уйти! Ты бы видел его мир! – кричал старик. – Он же вообще сейчас ничего не помнит!
— То есть, ему что, все отшибло напрочь? – спросил человек с мечом.
— Да, если не больше!
— Но ты согласен, что ради нашей цели… согласен, наших целей – это того стоило? Я верю в него. Любимая выпивка, женщины, любимый город вернут его память. Мы пройдем по местам, где он был и память вернется. Ты же сам говорил об этом.
— Все это была теория, а на практике…
— Вот и прекрасно. Практикой мы и займемся. Будет о чем тебе рассказать своим коллегам, маг!
— Холодно. – сказал Дамис и закрыл глаза. Последнее, что он услышал, было:
— Да ты просто забыл, что такое настоящий холод!

Студия Электронных Развлечений Все права на изображения, а также Небожители™ принадлежат ООО «Студия Электронных Развлечений».

Информация о возрастных ограничениях в отношении информационной продукции, подлежащая распространению на основании норм Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Некоторые материалы данной страницы могут содержать информацию, не предназначенную для лиц младше 18 лет.